Космический кактус

Фантастический рассказ-зарисовка

Примечание. Иногда хочется отойти от строгих ориентиров качества, стиля и серьезности в сторону простоватой, добродушной наивности. У произведения очень много недостатков, но исправлять лень.

В соавторстве с Муртазиной М. Ш.

На планету пало нечто. Из этого «нечто» вылетел горшок с маленьким зеленым комочком, утыканным иголками. Он облетел свой космический корабль, заглядывая во все дыры. Колючки при этом недовольно вибрировали. Корабль требовал серьезного ремонта: были существенно повреждены поливатель, разрыхлитель и осветитель. С такими разрушениями не поднимешься даже в воздух, что говорить о межзвездных полетах. Оценив объем предстоящей работы, зеленый комочек составил список необходимых запчастей, которые предстояло изготовить. Они все были из редких металлов. Платиновая сливная труба состояла из золота. Для железного насоса требовался Fe126, а осветитель и вовсе не работал без трех тонн чистого урана. Непросто будет собрать все материалы, но космический кактус был опытным астронавтом и прошел серьезную школу выживания на плантациях знаменитой лавовой планеты «Пушистик».

Кактус порядочно заправил топливом свой горшок с тем расчетом, что ему придется отсутствовать три, а может, четыре с половиной секунды. Как-никак, прилетел он с исследовательской миссией: выяснить, не живут ли здесь братья по разуму. Планета, надо сказать, к тому располагала. Еще из космоса он видел, сколько здесь хранится топлива и удобрений. Много, очень много удобрений, сваленных в большие кучи, и даже, – вот чудо! – в невообразимые горы, кое-где покрытые замерзшим топливом. А там, где есть топливо и удобрения, может возникнуть жизнь. Поэтому он прихватил лингвошар, – так, на случай встречи с неземными разумными цивилизациями.

Когда он, наконец, понял, куда упал, надежда его почти покинула. Вокруг был сплошной гранит. Гранит лежал квадратными плитами, стоял шарообразными памятниками и нависал треугольными арками. Гранит был везде, да так плотно посажен, что не просунешь и корневого отростка. Какая тут может быть разумная цивилизация, если расти негде? Но астропутешественник одернул себя. Ведь это только малая часть планеты. Может быть, где-то и найдется пригодное для жизни место.

Тут кактус разглядел двух безкорневиков причудливой вытянутой формы. «Будущая еда, – подумал он. – Явный признак, что есть и фауна». Там, откуда он прилетел, тоже много разнообразных безкорневиков. Некоторые съедобны в сыром виде, если их хорошенько высушить и измельчить, другие – только после переработки. Он припомнил, как однажды замариновал два вида, удобрив специями собственного подбора. Великолепная вещь получилась! Почву обсосешь. Пока он вспоминал кулинарные похождения, безкорневики подобрались ближе, и что-то в них кактусу не понравилось. Запах, быть может? Стоит поостеречься: а ну как они ядовитые? Астрочернозема и космических удобрений у него пока хватает.

И он полетел в произвольную сторону, чтобы уже как-то начать исследования. Гранит сменился естественными зарослями бетона и стекла. Высокие чугунные деревья были оплетены черными резиновыми лианами, длина которых очаровала даже его, а некоторые деревья фосфоресцировали красным и зеленым. Да, на его планете таких диковинных растений нет. Может быть, стоит взять пару экземпляров, – для опытов, – или сдать их в Музей Иноземных Культур…

А потом кактус увидел то, что поразило его больше всего. Здесь, в стальных джунглях, жили безкорневики, огромная популяция. И не было ни одной здоровой особи, всю популяцию поразила ужасная болезнь. Какая-то гадость покрывала особь со всех сторон, замедляла передвижения, не давала солнцу добраться до хлоропластов. Как следствие – бледно-розовый оттенок шкурки, явный признак нездоровья. И виноваты в этом были механизмы, поработившие безкорневиков. Механизмы пожирали их, переносили в другое место, выплевывали, а потом снова пожирали и снова выплевывали. Ужас, кошмар! Кактус отлетел в тень огромного бетонного образования, чтобы его невзначай тоже не пожрали. Но что делают механизмы? Отлавливают и сортируют, что ли? Может, упаковывают для переработки? И точно: в одну длинную зеленую упаковку механизмы набили триста-четыреста бескорневиков, и та поползла  куда-то к горизонту.

Кактусу стало плохо. Так жестоко с несчастным зверьем нигде не обращались. Это ж подумать только! Не давать цвести, не лечить от болезни, ловить, пихать разом в контейнер… Жуть!

И он бы тут и повернул, посчитав, что с него достаточно, если бы не заметил то, что заставило его наострить все сто двадцать восемь колючек. За наростом стекла, на блестящей поверхности прямоугольного предмета, была изображена прекрасная незнакомка, вот-вот распустившая бутон. Кактуса бросило в дрожь: «О, ужас, какая порнография!», – но через мгновение он понял, что незнакомка была юна и чиста, и ничего еще не знала о приличиях. Он залюбовался ее молодой зеленой кожицей, этими стройными иголочками, и конечно, хоть и не без смущения, нежным цветком с алыми лепесточками. Кактус влюбился до самых кончиков своих ста двадцати восьми колючек.

И тут же чуть не завял от ужаса: рядом висела кожа безкорневиков, покрытая той самой жуткой болезнью. Это у них что, список для выполнения?! И следующий, кто будет подвергнут заражению, это она, его прекрасная незнакомка?! Он заметался вдоль стекла, снедаемый страхом за любимую. К сожалению, где искать ее, он не представлял, ведь здесь была всего лишь фотография… «Возьми себя в корни, – сказал он. – Думай!» Он с трудом заставил себя успокоиться и подлетел к изображению. «Как она прекрасна! – снова восхитился он. Вся его зеленая душа приятно трепетала от одного вида незнакомки. – Если я ничего не сделаю, они ее схватят, заразят болезнью и упихают в контейнер, который поедет невесть куда… Где найти ее, как выручить?!.»

Тут он заметил, что под картинкой тянулись какие-то строчки. Он догадался, что это надписи, и направил на них лингвошар. Запись переводилась так: «Церерус растет в саваннах, каменистых пустынях, а так же на песчаных морских побережьях».

«Церерус! – восхитился кактус. – Какое красивое имя!»

Он был готов облететь всю планету в поисках любимой, изучить до песчинки каждую пустыню, каждое морское побережье, – лишь бы найти ее. Безотлагательно он пустился в поиски на максимальной скорости, доступной летающему горшку. Счастье и страх подгоняли его, не давая ужиться с почвой. Мысль, что уже поздно, приводила в его ужас.

О, кактус родился на благородном родителе. Он всю жизнь руководствовался высокими идеалами и нес в себе лишенный болезней генетический код. Он был одним из лучших представителей семейства космических кактусов, и удача ему благоволила. Церерус отыскалась в маленькой долине перед морем. Ей приходилось бороться с ужасными условиями существования и целых три четверти суток обходиться без солнца, потому что с востока ее закрывал большой камень.

Кактус, волнуясь и зеленея, осторожно подлетел к ней и позвал по имени, да не удержавшись, тут же и признался ей в чистой, как вода, и высокой, что небо, любви. Острые, словно все его сто двадцать восемь колючек, чувства захлестывали кактуса, и он признавался и признавался ей в любви, пока вдруг не осекся.

А она не разговаривает!

Сколько бы ни звал он ее, сколько бы ни летал вокруг, она хладносочно игнорировала его. Но не потому, что была равнодушна, – нет, просто не могла ответить, такой уж она родилась. «Что ж, – вздохнул кактус, – ты мне дорога, какой бы ты ни была. Я перенесу тебя на свой корабль, посажу в самый вкусный грунт, полью тебя водичкой и потру тебе спинку. Я разглажу каждую твою иголочку нежными прикосновениями своих колючек. Я накормлю тебя лучшими космическими удобрениями… А потом… потом мы сядем в один горшочек и… и станем любить друг друга, любить и опыляться. Я люблю тебя, Церерус!..»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s