Мятежный демон

Первый рассказ из цикла «Эфирный мир» .

Предисловие автора
01 — Мятежный демон
02 — Стражи Демониона
03 — Цена перемен
04 — Безумие Авиона
05 — Вечная ночь
06 — Восход Сверхновой
07 — Последний шаг перед рассветом
08 — Та, которая странствует

Цикл публикуется в статусе черновика, так как требует серьезной переработки.

Я – мятежный демон. Это первая вещь, известная мне. Вторая – что я утерял память в результате какого-то катаклизма. Довольно странно для демона терять то, что, в принципе, не имеет физического воплощения. Ведь я не человек и не иное живое существо, которое мнит о себе, что разумно мыслит. А это далеко не так.

У живых есть мозги, где сложным образом текут электрические токи. Даже не просто текут, а хаотически носятся по нервам. Наверно, именно из-за этой неразберихи люди не способны мыслить рационально. Однажды я следил за одним человеком, за его мозговыми токами. Не то чтобы слежка доставляла мне удовольствие, скорее уж я самое любопытное существо во всех мирах. Еще бы: без своей памяти я поглощал любую информацию, выуживал ее из взаимодействий физических, химических, социальных, астрономических, магических и других; перечислять их мне очень не хочется. Поэтому вернусь к убогому предмету моего наблюдения.

Человек работал в лаборатории. Кажется, его называли «профессором». Я долго тогда еще хохотал: профессор – и человек! Они слишком примитивны, чтобы понять, что истинными профессорами им не быть никогда в силу отсутствия большинства знаний. Но у меня совершенно не было желания их переубеждать, я просто веселился.

«Профессор» появился в лаборатории засветло, напялил на себя белую тряпку и включил приборы. Я хохотал уже при первом его появлении в дверях: какого Дикого они вообще возятся с этими лоскутами тканей? Неужели они пытаются таким образом оградить свое никчемное и ненужное тело от внешней опасности? Что и сказать, примитивные существа. Им еще каждую ночь нужно валяться в малосознательном состоянии, чтобы пополнить внутреннюю энергию… Но я отвлекаюсь. Трудно сосредоточиться, когда смеешься чуть ли не до развоплощения в эфире. Поэтому буду излагать факты коротко, ясно и без комментариев, пусть даже Дикий покарает меня за отступление.

Человек пытался вычислить правдивое отклонение лазерного луча после прохождения светом обыкновенной призмы с отражением от полупрозрачного зеркала и последующим фокусированием пучка линзой на экране. У него ничего не получалось. В такой-то элементарной системе! Он постоянно менял и начальный угол, и положение линзы, и угол поворота призмы, а точка на экране никак не хотела попадать в нужную область. Отсмеявшись, я ему помог (ради эксперимента!). Просто погнал мозговые токи в его голове по другим путям. «Профессор» сначала тупо смотрел на лазер, потом вытащил альбомный лист с ручкой и стал писать. Когда он закончил, я взглянул на его писанину и едва не уменьшился до бесконечности в эфире. Формулы, которые описывают движение эфира! Вот уж не ожидал от пучеглазого куска мяса! Однако, на большее он был не способен: давление крови перекрутило его мозги, и тут ему пришел славный конец. Ну и плевать! Надо было просто становиться демоном или, на худой конец, одним из многочисленных безымянных духов, но только не человеком!

Я полетел дальше, выискивая что-нибудь интересное.

Вот идет журналист. Быстро – по их меркам. Я шутя обогнал его, пропустил вперед, снова обогнал. Забавно! Он попытался бежать. Куда ему со мной тягаться! Хотя он меня, конечно, не замечал. Я решил, что так скучно, и принял облик рогатого волка с жалом скорпиона. Но даже скорость, с которой журналист уносил ноги, меня не потрясла. Я вновь воплотился у него на пути. Он успел прокричать: «Сгинь, демон!», и с невыразимой гримасой счастья умер на тротуаре. Интересно, откуда он узнал, что я именно демон, а не призрак или фантом?

Я на другом конце света, в какой-то богато обставленной комнате. На диване сидит девушка. Взгляд неподвижен; ее муж этого не замечает. Он нервничает. Я подсмотрел мысли обоих. Он подозревает жену в измене, а она пытается придумать какую-нибудь историю, чтобы скрыть правду. Тогда я взял у девушки ее воспоминания и переложил их парню. От неожиданного прозрения он осел на пол. Покрутив головой, будто этим можно разогнать наваждение, он очумело воззрился на свою жену. Ха! Чего он так моргает? А что еще можно ожидать от распутного куска мяса, который сидел сейчас на диване и испуганно теребил платье? Да и вообще, все это не имеет большого значения. Ради забавы и опыта я полез в желания парня (та еще мерзость!) и сунул их девушке.

Предположительно они должны убить друг друга, но… они залились слезами и обнялись. Я проклял их и смылся оттуда.

Можно сказать, я совершенно распоясался. Подглядывал, подсматривал, мелко пакостил и вообще получал удовольствие. Пока не надоело. Целых пять секунд я раздумывал над тем, что неплохо бы спуститься из материального мира в эфир и поискать следы своей памяти. Ведь когда-то она у меня была, раз потерялась! И все же я решил, что память может и подождать. Другая идея приглянулась мне: найти любое существо, сходное со мной по ступеньке развития и интеллекта. Если таковое живет на жалкой планете Земле. Сородичами-демонами здесь и не пахнет, а больше я не помнил никого, кто поддержал бы беседу о глубине бесконечно уменьшающейся точки эфира, или еще о чем-нибудь, столь же элементарном.

Итак, я сплел заклинаньице, пустил его погулять по свету и тьме, а сам, чтобы не ждать результатов поиска, нырнул в Земное ядро. Ух, какая красотища! Магма на тысячи километров вокруг волнуется, жует сама себя, изменяется. Я превратился в ее частичку и блаженно плавал от корки до корки. Я даже позволил себе забыть о заклинании, исправно выполнившем свою работу. Через двадцать восемь солнечных циклов я, наконец, выбрался на поверхность.

Заклятье выдало мне список из трех существ. Ишь, ты! Думал, что вовсе никого не будет. Кто у нас там первый по счету? Человек?! Я во второй раз чуть не уменьшился в бесконечность в эфире. Как такое может быть? Я не я буду, если не посмотрю на него. И если он действительно способен существовать со мной на равных, я откушу ему ухо. Просто так.

И я помчался к нему, обгоняя свет. Меня притащило на кладбище, принадлежащее местному сумасшедшему дому. Я опоздал всего на три цикла: человечишко благополучно почивал в могиле. О, Дикий! Я же забыл, что они не живут долго! Я быстренько проверил двух других из списка. Та же история: дом умалишенных и кладбище. Ну и плевать, было бы только чем!

Я нырнул в эфир и вынырнул в другом мире. Здесь, помнится, водятся не только люди, поэтому я снова запустил заклинание. На всякий случай дождался его возвращения – какие-то жалкие десять секунд. Список составился более богатый. Так… Два демона, один безымянный дух, пять фей леса (какая низость!), и… человек! Дикий, почему человек? Я помчался к нему, лишь бы не опоздать. Через восемь секунд я прибыл на место.

Старик, полностью седой, и борода тоже. Он сидит в кресле-качалке, курит трубку и разглядывает книгу. И что, с ним можно поболтать о сущности интеллекта богов? Да ни за что не поверю! Я проанализировал его мозговые токи. Все как обычно: убогая организация, ничего сверхгениального. Но мое заклятье не ошибается! И тут меня осенило. Книга, конечно! В ней сохранены тайные знания, а это чудовище держит ее в руках. Так что ничего любопытного: с книгой не поговоришь. Поэтому я отправился к духу. Демоны подождут пока, разберемся сначала с парадоксами.

Дух сидел в каком-то камне и отчаянно боялся. Трусил, и все тут. Когда я возник рядом, он чуть не растворился в эфире, но вовремя взял себя… гм, рук-то у него нет. Вот поводишься с людьми и нахватаешься никчемных словечек!

«Ты кто?» – cпросил дух.

За такую наглость я хотел разобрать его на частички и закинуть в какую-нибудь черную дыру, но любопытство усмирило мой праведный гнев.

«Трепещи, безымянный дух, ибо пред тобой мятежный демон, и нет ему равных!»

«Мятежный демон? – переспросил дух, будто не распознав мою мыслеречь. – Что-то я не пойму, почему ты мятежный».

«Потому что я свободен!» – рыкнул я на него, переставляя молекулы в камне для устрашения. Он, однако, и эфир не сгустил.

«Так ли ты свободен, как считаешь?»

«Да. Я безнаказанно смеялся над людьми, убивал их, путал им Нити Судьбы. И ни один высший не защищал их!»

«Ты хвастаешься мелочными делами. Что же более значимого тобой совершено, раз ты стал свободен?»

«Что ты имеешь в виду под “более значимым”?»

«Ты выполнил просьбу мага, например? Или, возможно, вернул ребенку его утерянную сущность? Или воссоединил несколько разрозненных осколков эфира?»

«Я могу сделать и это, если захочу. А так – какой смысл соединять осколки эфира, когда их кто-то снова сломает?»

«Ты не понимаешь. Вы, демоны, не можете стать свободными, пока не достигните самой главной Цели. Какая она у тебя?»

Я замешкался. Конечно, у меня была Цель, после того катаклизма удачно забытая. В результате я стал свободен. А с какой стати я должен делать то, что забыто?

«Ты забыл свою цель? – удивился дух. – Очень странно… И не нырял в эфир за ней?»

«Нет. Теперь мне все равно. Я же свободен, ты это можешь понять, безымянный?»

Дух покачал водами эфира в сомнении.

«Ты называешь меня безымянным, а между тем у меня есть имя. Оно звучит так: Ал. Какое имя у тебя?»

Дикий! А это стоящий вопрос. Имя мое так же утеряно, а как без него я проникну сквозь Врата в Мир Демонов? Правда, не факт, что я захочу вернуться к началу своей Нити Судьбы, но все же…

«Вот. – Ал назидательно отколол от камня кусочек и превратил его в восклицательный знак. – Значит, тебе срочно надо нырять в эфир еще и за именем. Пока его воды не затерли след… А сколько времени прошло после катаклизма?»

«Восемьдесят пять планетарных циклов».

«Много. Это слишком много. Думаю, ты уже ничего не найдешь».

«Дикий с ним, с именем! Теперь я могу все, теперь я свободен. Придумаю себе новое!»

«Ты упоминаешь Дикого так легкомысленно! А он ведь легко уменьшил бы тебя до бесконечности в эфире: он не любит, когда его тревожат впустую».

«Всего-то пять или шесть раз употреблял его прозвище. Не чертом же ругаться, это ниже меня!»

«Зато безопаснее. Впрочем, тебе виднее».

«Да уж, мне виднее. Скажи-ка, Ал, что ты вообще сидишь в этом камне? Нет других занятий?»

«Это мое наказание».

«Наказание? За что?»

«Я не нашел для хозяина нужное вещество».

«Разве это так трудно? По мне, так самая простая задача».

«Не совсем. Вещество находится в Солнце. Я просто струсил перед его огнем».

Я расхохотался.

«Так тебе и надо, дух!»

«А зачем ты прилетел ко мне?»

«Хотел поболтать о переплетениях Нитей Судьбы».

«Тогда тебе лучше навестить седого старца. Он – лучший собеседник!»

«Что?! Да как ты смеешь, дух, говорить так в моем присутствии о человеке? Я низвергну тебя в бесконечность эфира!»

«Смири свой пыл, демон! Ничего ты со мной не сделаешь – я отрабатываю наказание! Но чем тебе так не нравятся люди?»

«Они низменные существа! Они – уроды, безумные куски мяса! Я бы заточил их в эфире, если бы они хотя бы могли в него попасть!»

«Странный ты демон, очень странный. Лучше бы ты все-таки попытался найти свою память, – пока не слишком поздно! Где-нибудь на задворках эфира еще, может быть, болтается след от следа твоей памяти».

«Ты мне надоел своими поучениями, – сообщил я духу. – Я улетаю!»

Напоследок я разрушил его камень в пыль. Пусть сидит теперь в песчинках! Жаль, что не могу его уничтожить. Как-нибудь потом, а пока немного развлекусь.

Развлекался я добрых полчаса, как вдруг что-то проникло в мое сознание. «Волгорт!» Это слово било по мне, и эфир чуть ли не дрожал. «Волгорт!», – и я лишился воли. «Волгорт!», – и подступил страх, переросший в панический ужас. Я пытался сопротивляться, наплел сотню заклинаний, но ни одно из них не принесло мне облегчения. «Волгорт, приди ко мне!». Властный призыв заставил меня провалиться в эфир; меня притащило в какой-то другой мир. Я хотел удержаться, но неведомая сила вила из меня эфирные веревки. Мучительное путешествие продолжалось целых двадцать секунд, и я оказался в доме. В человеческом доме. Кажется, я понял, что со мной случилось, но не желал в это верить. Невозможно! Нечестно! Несправедливо!

«Волгорт! Прими видимое обличие!» – потребовал голос.

Я стал видимым. Человек – древний старец – стоял посреди комнаты в круге со звездой. В одной руке он легко держал черный фолиант, словно тот ничего не весил, а в другой руке сверкал белый посох. Я трепетал от страха всем своим новым материальным телом: чешуйчатые лапы, длинная пасть, козьи ноги и ужасный хвост, напоминающий змею.

– Ответствуй, Волгорт! Ибо тебя вызвал Дикий, истинное имя которого сокрыто в эфире!

– Дикий! – рыкнул я голосом чудовищного тела. – Так ты – ЧЕЛОВЕК?!

– Ты сейчас все вспомнишь, Волгорт.

Дикий играючи изучил весь эфир, достал оттуда мою память…

…И я вспомнил.

Я был лучшим из лучших! Я служил Дикому много циклов подряд, исправно выполняя любую работу. Он призвал меня, – и я повиновался, ибо крепкой уздой держал он нас всех, слуг, которые ему без надобности. Единственное, что не запрещалось нам, демонам, это говорить. Мы могли обсуждать все, что угодно и с кем угодно; любопытствуя, вскоре я знал многое, очень многое о людях. И я стал их ненавидеть за тщеславие, глупость, низость. Я ненавидел их всеми частицами своего внутреннего самосознания. Я считал, что демоны – самая совершенная живая материя.

– Ты видишь только то, что на поверхности, или то, что сам хочешь видеть, – сказал мне тогда Дикий. – И ты сделал совершенно неверные выводы.

–  Нет! – заупрямился я. – Они ничего не знают! Они лишены ума и здравого рассудка!

– Твои речи приводят меня в ужас, Волгорт. Ты должен пересмотреть свою точку зрения.

– Нет! Никогда!

– Тогда, – Дикий разгневанно сжал посох, – тогда ты подвергнешься испытанию. Если после него ты останешься при своем мнении, ты будешь низвергнут.

Он взмахнул посохом, а я успел сплести защитное заклинание. По его воле я оказался на Земле и без памяти, зато и без бренного тела, которое он для меня предусмотрел…

– Ответствуй, Волгорт! – потребовал Дикий, когда я закончил вспоминать. – Что ты думаешь о людях?

Я пытался ничего не говорить, и все же не мог ослушаться приказов того, что знает мое истинное имя.

– Они такие же низшие существа, какими и были!

– Жаль, Волгорт. Мне очень жаль. Ты не изменился. Ты будешь наказан. У тебя есть последние слова?

Эфир затаился в предчувствии скорой поживы; меня держала только воля Дикого. Я не раскаялся, не усомнился в своей правоте, и меня мучил всего один вопрос.

– Дикий, скажи, почему ты позволил мне убивать людей на Земле, если ты их так чтишь?

– Этот мир – лишь иллюзия! Испытание, и, получается, испытание перед смертью. Ты жил в мире грез, ты видел в нем только темную сторону. Ты ничем не выделялся из людей, кроме своей бесплотности. Ты их не лучше, запомни это.

– Не-е-е-е-ет!

– Теперь ты будешь уменьшаться до бесконечности в эфире. Прощай.

– За что-о-о-о…

1 мая 2005 года

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s